Международная христианская газета

"И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придёт конец" (Матф. 24:14).

Публикации Андреаса Патца в МХГ

СПАСИБО, ОТЕЦ!
Я никогда не называл тебя отцом, для меня ты всегда был папой. Но теперь, когда уже окончательно можно подвести итоги твоей жизни, я осознал, что невольно сравниваю твою жизнь, твои поступки с поступками Того, на Кого ты так стремился быть похожим. А Его мы называем именно Отцом – Небесным.

Спасибо, отец, за такое твоё стремление. Ведь именно оно побуждало тебя помогать сиротам и вдовам. О них ты, казалось, заботился больше, чем о своих детях и внуках. Хотя, почему «казалось»? В этом как раз и похожесть твоя на Того, Кто оставляет 99 благополучных овец и идет искать одну, заблудшую. Разве случайно, что наша с тобой последняя поездка была именно к овечке, которую ты более всего желал привести к Спасителю?

Спасибо, отец, что ты был настоящим! Не старался пускать в глаза пыль, а всегда жил по принципу: не казаться, а БЫТЬ!

Наверное, поэтому ты так спокойно относился к явной клевете в твой адрес. На клевету реагируют те, кто изо всех сил старается казаться. Ты был другим, поэтому, хоть и ранила твое сердце клевета, она не останавливала тебя в том огромном деле, которое ты делал столь самозабвенно...

Спасибо, отец, что был ты, хоть и далеко, но ...всегда рядом. В молитвах ты не забывал никого, всегда перечислял каждого поименно. Не ленился, а ведь у тебя одних только внуков – двадцать! И если вдруг возникала необходимость в твоей помощи, ты неожиданно появлялся рядом. Тебя почти никогда не было дома, но, удивительно, когда ты был очень нужен, трубку телефона у тебя дома поднимал именно ты...

Спасибо, отец, за твою строгость. Она не была обидной, как, впрочем, и знаменитая твоя скупость на похвалу. Не обидными они были потому, что еще более строгим ты был по отношению к себе, а похвала была последним, чего ты ожидал от людей. Твоя строгость к себе, доходившая порой до аскетизма, выразилась и в том, что все «богатство», оставшееся после тебя, поместилось в тоненьком портфельчике и состояло из бритвенного прибора и одной сменой одежды. А вот запасной обуви ты не держал, поэтому иногда возвращался домой ...босиком. Когда отдавал свою обувь какому-нибудь нищему.

Спасибо, отец, что ты научил меня правильно расставлять приоритеты. Выбирать между трудом на ниве Божьей и зарабатыванием на хлеб насущный, который, впрочем, всегда был в достатке у тебя и твоей семьи. Ты благословил меня на поездку, которая была прервана твоей смертью, и я в полной мере пережил это благословение. А теперь я очень хочу, чтобы твои приоритеты стали моими. Ты умудрился остаться нищим, в то время как через твои руки проходили целые состояния. Улыбаюсь теперь, вспоминая, как ты шагал пешком по автобану, не посчитав себя вправе потратиться на билет на электричку!.. Память о тебе в сердцах сирот и вдов, нищих, бездомных людей – гораздо большее богатство, не так ли, отец?!

Спасибо тебе за то, что последний день перед тем, как попал в больницу, ты провел в моем доме. Знаешь, ведь такого никогда не было раньше... Первый и, увы, последний раз. Целый день! И целую ночь, в течение которой ты молился. Не спалось... Спасибо тебе за последнюю беседу и напутствие: «Все наши усилия – ничто: если Бог закроет двери, их не откроет никто, и наоборот, если двери откроет Бог, то их никто не сможет закрыть!»

Наверное, поэтому, доверяя всё только Богу и Его воле, ты так спокойно отреагировал на боль в сердце. И терпел. Насколько эта боль была сильной, я понял лишь тогда, когда снял с тебя рубашку ...полностью мокрую. Уже в больнице. Спасибо, отец, что позволил мне послужить тебе в последний раз, что при этом показал, как нужно уметь страдать, не требуя и не привлекая внимания к себе.

Я был последним, кто слышал твои слова. Улыбнувшись и попытавшись приподнять руку, ты сказал: «Ну, всё. Всем привет!» Как жаль, что это на самом деле было «ВСЁ»...

Спасибо, отец!

Благодарю, Отец, за такого отца!

Андреас ПАТЦ