Цитата дня

Господь близко (Фил. 4:5).

Миссионерские вести

Кризис на дворе или в душе?
Осенью прошлого года поползли слухи: финансовый кризис разразился в Америке и на Западе. Придёт и в Россию… И все ринулись гадать, точнее, предсказывать, перерастёт ли он в глобальный и придёт ли в Россию. Перерос и пришёл. И что же?

Наши власти старались людей успокоить и поначалу получалось не плохо. Честь им и хвала. Но я им не завидую. Знать действительное положение вещей и говорить в утешение – трудная задача. Но теперь все, от правителей до журналистов, стараются подбирать слова и находить в кризисе ...преимущества!

Так что же такое кризис – Божий суд над богатыми? Или неудачная афёра кредитной системы, сработавшей по принципу домино? А всё началось так загадочно... Словно далёкие раскаты летней грозы приходят и к вам во двор. Сначала в далёкой Америке стало дешеветь жильё. И появились тревожные нотки в голосах экспертов. Потом и у нас всё реже стали говорить об островке стабильности и подушке безопасности. То здесь, то там стало слышно, как люди теряют работу, как переходят на бартер заводы и предприятия. Невольно вспомнились 90-е годы. Плавная девальвация нашей надёжной валюты.

«Храните деньги в Сберегательном банке!» – кричали тогда советские лозунги, насмешливо свисая рекламными билбордами над головами желавших снять остатки денег в уже почти обанкротившихся банках… Это тема для специалистов? Они и сегодня ощущают беспомощность. По мнению многих, такого в мировой истории ещё не было. Было или нет, вопрос не в этом. Всё когда-то случается впервые. Вопрос в другом. Сделаем ли мы правильные выводы или будем оправдываться? Кризис на дворе или у нас в душе?

В 1996-1997 гг. многим нашим общинам стали увеличивать аренду до неподъемных цен. Некоторым прямо сказали: аренду не продлим. После дефолта их снова пригласили. И были с ними довольно любезны. Нужда смирила. Такое уже было в начале 90-х. Но как-то всё быстро забылось. И вот в 2005-2006 гг. Россия активно вела борьбу с «инославными»… Вы скажете, что кризис-то случился в стране, где живёт столько христиан! Согласен. Это лишь подтверждает, что Бог – Судья справедливый, у Него нет любимчиков. Но разница состоит в том, что там обыватель не заметил кризиса, а у нас он его только и коснулся.

Мой друг, недавно бывший при смерти, вспоминая дни болезни, говорит, что иногда в отчаянии мелькала мысль: «Господи, Ты стоишь рядом и не помогаешь?!» А потом тут же другая мысль: «Если бы не помогал, где бы ты был сейчас?»

Ему, да и каждому разумному человеку царь Давид написал удивительную молитву-исповедь: «Прежде страдания моего я заблуждался; а ныне слово Твоё храню» (Псал. 118:67). Страдание – не обязательно наказание за грех. Но как хорошо, когда мы входим в полосу испытаний, с надеждой на Всевышнего…

Я обыватель. Моя специальность далека от финансовых структур. Но как мне ко всему относиться? Говорить о кризисе или замалчивать? Дополнить число аналитиков или тех, кто молится о попавших в беду? Каждый мнит себя стратегом, наблюдая бой со стороны... Критиковать или оправдывать тех, чьё решение сегодня все обсуждают? Писание говорит: «Милости хочу, а не жертвы!» – если Бог желает миловать людей, по неразумию попавших в беду, то не мне злорадствовать над их кошельками.

Ловлю себя на мысли, что мало молился о тех, кто управлял страной и экономикой. Людям нужно жить и в таких условиях. Жизнь не закончилась. Теперь слово за нами – проповедниками. Что скажем мы им? Есть ли у нас слово для них? А люди ждут…

Недалеко от дома моего друга есть храм, хотя и не православный. Там всегда стояли в ожидании приёма люди. Но с тех пор как случился кризис, очередь выросла. Когда тревога, – тогда до Бога. Он знает, как привести к Себе заблудших сыновей и дочерей. Готов ли ты стать им проводником и попутчиком?

Говорят, пока толстый похудеет, тонкий испустит дух. И если ради того, чтобы богатые ощутили приглашение Небесного Отца тебе придётся еще больше обеднеть, ты готов? О Христе сказано, что Он обнищал ради нас. Если мы говорим, что наша основная ценность – люди, готов ли ты инвестировать в человека? Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.

Так где же для тебя кризис? На дворе или в душе?

Рувим ВОЛОШИН